• Добро пожаловать на форум SiddGames!

    Присоединяйтесь к нашему сообществу! Будьте в курсе событий, читайте игровые новости и гайды, задавайте вопросы, делитесь впечатлениями, ставьте лайки, и оставляйте свои комментарии.

    У нас Вы найдете много всего интересного!

    РегистрацияВыбрать стиль

Failure Cascade (с) The Mittani

Смотрят тему Смотрели тему Ответили в теме

  • Пользователи, просматривающие эту тему (Всего: 1, Пользователи: 0, Гости: 1)

Sidd

Администратор
Сообщения
3.447
Solutions
8
Реакции
1.356
SG.Coin
3.263SG
Тема: Failure Cascade: Взгляд изнутри
Психологический подход к краху Альянсов в EVE Online
Автор: The Mittani
GoonSwarm, Глава развед. управления


Смерть альянса в EVE Online – процесс, не имеющий аналогов среди других онлайн игр по драматичности и накалу страстей. Только здесь игроки объединяются в организации, исчисляющиеся тысячами пилотов. Если вам кажется что гильдии World of Warcraft – это рассадник свар и нелепых дрязг из-за награбленного, представьте себе альянс из 2500 человек, разрывающийся на части из-за внутренних проблем. Если принять во внимание те процессы, что идут со смертью альянса, происходящее представится более целостно: политическая дестабилизация и вакуум власти, рождение новых и горьких обид между прежде дружественными корпорациями, абсолютные и невосстановимые материальные потери. Если у вас есть пунктик относительно хаоса и разрушения – или умеренная садистская жилка – ничто не перебьет то впечатление, которое вы получите от наблюдения за агонией альянса. В действительности, это не вполне верно. Участие в процессе гораздо интереснее, чем наблюдение со стороны, а быть творцом гибели альянса – потрясающий опыт, который вы не сможете получить ни в какой иной игре.
Одна из многих очаровательных особенностей человеческого поведения состоит в том, что в то время как действия отдельных представителей свидетельствуют о замечательной изменчивости и непредсказуемости, группы людей поразительно схожи в своем поведении. Чем больше людей в той или иной организации, тем меньше отличий, и тем более предсказуемыми они становятся. Как только превышается определенный порог количества пилотов в организации, альянсы в EVE начинают обнаруживать признаки весьма типичной скорой смерти. Это неудивительно, поскольку альянсы демографически схожи (за исключением определенных этнических образований, они состоят в основном из игроков с Запада), живут на той же самой ожесточенно оспариваемой арене захватываемых нулей, и вынуждены скакать через разнообразные обручи геймплея, называемые CCP “механикой суверенитета”.

В течение последних четырех лет, я был свидетелем развала более чем двадцати альянсов, и организатором значительного количества из них. Помимо того как просто отдубасить их снаружи, одновременно я был очевидцем этого процесса изнутри, посредством нашей шпионской сети. В то время как я наблюдал за Lotka Volterra и уничтоженными почти тем же образом Veritas Immortalis, я назвал этот смертельный цикл “failure cascade”, из-за того, каким образом этот процесс стремительно ускоряется, начиная от небольших ошибок, и заканчивая термоядерной драмой. Восхитительно, даже наши самые неистовые враги стали использовать мою терминологию, также как и более традиционная пресса. Судя по всему, этот термин используется где-то в технике, но на данный момент поиск в Google выдает в основном только вопли про космические корабли.
Несмотря на популярность этого термина, failure cascade так и не имеет точного определения. Как стандарт порнографии в Верховном суде вы ‘узнаете это, когда увидите’. В то время как невозможно внести научную ясность относительно того, как именно происходит крах множества людей в космической игре, основываясь на моем, чисто анекдотическом опыте и уникальном доступе который мне представляла наша шпионская сеть, я собираюсь приложить все усилия, чтобы описать failure cascade в формальных выражениях, объяснить, как и почему, по моему мнению, происходят подобные катаклизмы, показать, как можно определить альянс, уже входящий в каскад, и как можно организовать ваш собственный альянс, чтобы оградиться от этого.

Определение: (оно заняло очень много времени, чтобы его придумать)
Failure cascade – развал альянса, вызванный коллективной беспомощностью перед лицом длительной и бедственной ситуации во время которой восприятие происходящего распространяется с альянса на корпорацию, или человека.
Failure cascades идут предсказуемой пятиэтапной причинной чередой.
Длительная бедственная ситуация > Провал в обоснованиях > Коллективная беспомощность > Изменение идентификации > Крах и перерождение
Когда мы говорим, что альянс находится на ‘ранних стадиях’ каскада, это часто означает, что они плохо реагируют на длительную бедственную ситуацию. ‘Последняя стадия’ каскада часто относится к фазе беспомощности, потому что изменение идентификации очень быстро приводит к краху альянса.

Фаза Первая: Длительная бедственная ситуация

Она является самой очевидной, и наименее понятной фазой каскада. Бедственная ситуация может принять много форм, все из них можно обозначить одной фразой “плохие вещи случаются”. Альянс, посы которого находятся под атакой врагов, находится в такой ситуации. Также как альянс, чьи майнеры и хантеры вырезаются, джамп бриджи кемпятся или повреждены, или альянс, который потерял свой капитал флот драматичным способом. Думая о бедственной ситуации, командующие часто предполагают что массивная, сокрушительная потеря – является наиболее эффективным способом, чтобы отправить альянс в каскад. Удар по капитал флоту или титану является наиболее широко цитируемым методом отправки альянса вниз по потоку. Это целиком и полностью неверно.
Психология показывает, что люди имеют невероятную способность справляться как с большой трагедией, так и с личной бедственной ситуацией. На вопрос, могут ли они представить себе жизнь в параличе или после другого ужасающего события, большинство респондентов уверенно утверждали, что они бы не справились с этим, и надолго остались в полной растерянности. Однако на практике, жертвы ужасной судьбы очень быстро находят вновь свой ‘смысл жизни’. Если бы мы не имели способности психически справиться с какой-то большой потерей, то несомненно вымерли бы к настоящему времени как вид. ‘Величайшая трагедия’ весьма неэффективна при отправке альянса в каскад. Неисчислимые титаны были разрушены, капитальные флоты были уничтожены с шокирующей легкостью, и эти события лишь с небольшой вероятностью влияют на каскад. Это правда, что основная потеря может иметь последствия, но только как часть большего контекста длительной бедственной ситуации.
Почему это происходит? Обособленная потеря – нечто, что люди связывают с исчезновением всяких разумных объяснений. Потеря титана может быть списана как ошибка пилота, как лаг, или как ошибка цинопостановщика. Потеря капитал флота становится только делом времени – это ошибка плохого флит-кома, или неуместное объявление что ‘все потери уже восстановлены’. Несмотря на это, люди продолжают утверждать, что как только титан будет убит, или капитал флот повержен, враг моментально скатится в каскад. Это происходит из-за врожденных недостатков, присущих в человеческому предвидению будущего; мы абсоютно некомпетентны в представлении того, насколько эмоционально мы и другие будем реагировать на события, таким образом мы вообразим, как бы мы отреагировали на потерю титана: ‘О, Боже, было бы ужасно, я буду полностью деморализован!’ и предполагаем, что наши враги будут реагировать таким же образом. Неверно!
Некоторые примеры: Band of Brothers потеряли несколько капитал флотов в комически односторонних сражениях, также как и многочисленные титаны за свою историю, все же эти ‘главные потери’ не подрывали их. Аналогично и потеря всего суверенитета от шпиона в их рядах не оказала фатального влияния. В тех случаях, когда BoB’ы сдавались и терпели неудачи, как борьба за DG- в Деториде и кампания в Квериусе, это происходило после длительного периода истощения, и множества мелких неудач, а не из-за крупных потерь. Goonswarm потерял больше капитал флотов всякими смущающими способами, чем я могу сосчитать, включая потерю нашего первого титана. В ходе первого вторжения в Дельве в начале 2008, Ред Альянс терял титан, но эта потеря совершенно не воздействовала на их участие в наступлении. По сути, вся коалиция перенесла то, что оставалось наибольшей потерей в истории Евы (до роспуска BoB’ов и зачистки Дельве), во время нападения на капитал-вервь BoB’ов в F-T. Мало того, что целая коалиция потеряла 100 + капиталов чтобы разрушить верфь, так верфь еще и оказалась совершенно пустой! Но все же, никаких failure cascades за этим не последовало.
Вместо того, чтобы рассчитывать на шокирующие инциденты, невзгоды должны быть устойчивыми и с приземленной точки зрения достаточно банальными. Регулярные потери флотов, регулярные роаминги и засады, что-то скучное, о чем никто не потрудился сообщать, то что вызывает сильное отвращение. Неэффективные, каждодневные потери. Война, которая протекает в интенсивных взрывах, действительно может повергнуть альянс к риску свалиться в каскад. В Фейтаболисе и Эзотерии RED.Overlord, Against All Authorities и Stain Empire предпринимали ряд наступлений на станции Goonswarm’а в крайне медленном темпе. Станция подверглась бы нападению, и были бы захвачены, но прошли бы недели до следующего нападения. Поскольку бедственная ситуация не была поддержана вовремя, даже при том, что Goonswarm бесспорно терял станции, процесс оказал незначительное влияние. Если бы те потери были частью безостановочной завоевательной кампании, все было бы совсем иначе.
Невзгоды должны быть неминуемы. Если нападение происходит на одну систему за раз, а на остальных территориях альянса-жертвы активность врагов невелика, то нет никакого крупного риска каскада. Пилоты могут выбирать, подвергать себя опасности или нет, поэтому давление слишком невелико, для того чтобы поменялись взгляды на их альянс. Это одно из преимуществ географически большой империи; врагам очень трудно оказывать давление на ваших пилотов, пока вы не потеряли большую часть своих территорий. Меньшие альянсы, с небольшими территориями, часто быстро сокрушаются, потому что враги могут гарантировать постоянное давление на каждого пилота в альянсе-жертве. Империя не рассматривается как способ избежать давления; мало того, что нападающие альянсы часто объявляют войну своим намеченным жертвам, пилот в империи, и пилот, дерущийся за территории альянса в нулях – две разные вещи.

Фаза вторая: Провал в обоснованиях

Обоснования происходящего являются важнейшей психологической защитой. Это позволяет пилотам и альянсам продолжать сражаться даже перед лицом угрозы – и удивительно, как сильно может это может повлиять на людей. В интернет-космосе есть изумительное разнообразие обоснований для пилотов, повстречавшихся с провалом. До настоящего времени наиболее распространенным является лаг, сопровождаемый обвинениями в сторону CCP, и врагов в использовании эксплойтов и взлома. Эти обвинения настолько распространены в PvP играх, что становятся универсально понятыми шутками, и, несмотря на их юмористический подтекст, они все еще искренне используются когда есть необходимость. В какой-то момент пилот начинает смеяться о том, что его враг ‘не хотел этот корабль так или иначе’ или про то, что ‘эта потеря уже восстановлена’ ; после того, как он умер, внезапно он чувствует потребность хвастать в локале о том, как много других кораблей уже зафиченных и готовых к полетам у него существует, и как эта потеря не имеет значения. Или что это не засчитывается, так как он был переблоблен, или все происходило без соблюдений заповедей электронной чести и т.д. Эти обоснования имеют тенденцию быть забавными, когда кто-то другой говорит о них, но наша вера в них является подлинной, когда это произносим мы.
Именно в этой стадии каскада, пропагандистская война принимает более глубокое значение для всех сторон. Обычно во время этой фазы, перед лицом будущих поражений, форумы бушуют с обеих сторон. В начале конфликта, агрессор часто ограничивается бахвальством в случае если нападение не идет в соответствии с планом; защитник же до сих пор еще не видел серьезных длительных поражений, так что здесь мы видим соревнование в “good fight”, и с тем как обе стороны поздравляют друг друга. Как только для жертвы накаляется обстановка, обоснования начинают содержать в себе волнующую страстность. Со стороны потерпевших начинают лететь обвинения, поскольку им надо объяснять свои неудачи. Аналогичным образом, агрессор делает все возможное, чтобы заставить жертву противостоять внутреннему конфликту между фактами и их защитными обоснованиями. Вот почему практически не бывает ‘чистых’ войн, без обвинений в непристойностях – эти обвинения – часть критического психологического защитного механизма, который прочно укоренился во всех нас. Именно поэтому, использование шпионажа для того чтобы получить утечку с отрицательным комментарием с форума жертвы является таким эффективным пропагандистским методом, поскольку диссидентский возглас их мембера, расходящийся с официально оглашенной позицией, намного более трудно объяснить.
И все же, независимо от пропаганды, если постоянные и неизбежные бедствия идут по пятам альянса, жертвам все труднее подобрать обоснования все нарастающих потерь. Скажем, вы споткнулись, и упали с лестницы сломав ногу. Возможно, вы просто были неудачливы, у вас был плохой день, поскользнулись на банановой кожуре, вздрогнули от громкого шума, или носили неудобные ботинки. Сломанная нога адски болит, но это не означает, что вы – неуклюжий человек.
Однако, если вы разбиваете палец ноги обо что-то твердое каждый день, вам будет трудно отрицать, что вы недотепа, даже при том, что ваш ушибленный палец болит гораздо менее сильно, чем сломанная нога. Таким же образом это происходит и с альянсами: драматические, болезненные потери могут быть легко списаны, но повторяющиеся, более приземленные неудачи обосновать гораздо сложнее. Если ваш альянс продолжает проигрывать в крупных боях, ваши небольшие ганги терпят сокрушительные поражения, и вы потеряли еще одну ценную луну, становится трудным утверждать, что ваш альянс преуспевает. Тогда обоснование терпит неудачу, и начинается беспомощность.

Фаза третья: Коллективная беспомощность

Беспомощность – состояние, в которое пилот начинает впадать считая что его действия в поддержку альянса бессмысленны, бессильны или несущественны перед лицом бедственной ситуации. Это происходит потому, что он уже не может игнорировать недостатки своего альянса и вынужден признавать их: “Этот альянс – сосет, и это совершенно точно”. Также это может произойти когда он вдруг понимает что ничего не может сделать для того, чтобы повлиять на ситуацию: “Я люблю свой альянс, но не в моих силах сделать что-то, чтобы воспрепятствовать происходящему”. Независимо от рассуждений, беспомощность выводит пилота из войны до тех пор, пока она не будет преодолена, в зависимости от того, с какими проблемами пилот связывал эти неудачи. Кто-то может преодолеть ее очень быстро. Кто-то никогда не сдастся первым, другие продолжают бороться с небольшими перерывами до горького конца. А кто-то выбрасывает белый флаг после первых же потерь.

Как бы то ни было, индивидуальные различия сведены к минимуму, когда речь идет о группе из более чем тысячи пилотов. Для альянса не имеет особого значения, если какой-то отдельный пилот сдался и ему нужно время, для того чтобы вернуться в строй, но если их количество зашкаливает настолько, что альянс не в состоянии собрать достаточный для эффективной обороны флот, как следствие, начинается фаза коллективной беспомощности. Есть определенный порог потери боеспособности, и после которого альянс-жертва теряет способность к сопротивлению, и бедственная ситуация начинает стремительно усугубляться. Если после какого-то бесспорного провала вдруг вырастет число пилотов в состоянии беспомощности, это несомненно приведет к снижению обороноспособности всего альянса.

Очень сложно найти пример альянса, который смог подняться на ноги из поздней стадии этой фазы каскада. Но есть ряд примеров, когда альянсы избегали этой фазы, даже после провала в обоснованиях потерь. Одна из знаменательных головоломок современных войн в нулях – немыслимая оборона системы C-J6 Ред Альянсом в 2006 году, против объединенной атаки альянсов Lotka Volterra, Ascendant Frontier и прочих членов Южной Коалиции. Ред Альянс был превзойден численностью шесть к одному, или даже больше, если вы можете представить себе, что средний пилот альянса в этом сражении управлял несколькими персонажами одновременно. У них не было никаких союзников, чтобы помочь им (так как это было за месяцы до того, как Goonswarm и Tau Ceti Federation присоединились к ним), и они считались изгоями в “Сообществе EVE Online” из-за принятия РА “бесчестной” тактики перед лицом подавляющего перевеса в силах. Ред Альянс потерял большую часть своих территорий, и владел последней оставшейся у них станцией. Согласно большинству теорий о распаде альянсов, Ред Альянс должен был быть разрушен. Но они каким-то образом сопротивлялись, и смогли переломить ситуацию. Как?

Общепринятое мнение гласит, что это произошло из-за этнического характера Ред Альянса, и они не свалились в каскад потому что обладали уникальной, внеигровой культурой. Тем не менее, тогда уже существовало множество русскоязычных альянсов (RISK и Against All Authorities), а также других этнических русских альянсов, которых все же поразил failure cascade. Почему Ред Альянс смог выжить? Потому что они не скатились в беспомощность даже перед лицом длительной и неоспоримой бедственной ситуации. Средний уровень мастерства пилотов РА был гораздо выше, чем у их врагов. Хотя РА и теряли территории, во время битв за C-J6 и другие системы, их снайперские баттлшипы наносили серьезные потери врагам, пусть даже они и проигрывали сражение в итоге. Пилоты Ред Альянса неоднократно уничтожали капиталы Южной Коалиции, а в то время капиталы были гораздо более ценными, чем сегодня. Добавлю еще одно утверждение, почему они не скатились в беспомощность – пилоты РА могли видеть результаты своих усилий, когда Lotka Volterra и пилоты Южной Коалиции ныли на форумах, и обвиняли РА в том, что “они умирают недостаточно быстро”.


Фаза Четвертая: Изменение в идентификации пилотов

Изменение идентификации пилотов – основной метод, который используют в попытках прекратить беспомощность во время failure cascade. Идентификация – это самоопределение пилота, то, как он характеризует себя в контексте игры. Когда пилот начинает игру, он один в империи и не имеет друзей, следовательно, его самоопределение зациклено на себе, он не имеет особых целей и заинтересован только в собственных интересах. Со временем, он найдет себе корпорацию, присоединится к ней, и вольется в социальную среду. Если его спросить “Ты кто?”, большинство пилотов на данном этапе ответят: “Я такой-то, мембер такой-то корпорации”, очень похоже на то, как люди, живущие на Восточном побережье США, идентифицируют себя с их профессиями (я ненавижу это). Если корпорация присоединится к альянсу с сильной индивидуальностью, пилот может называть себя мембером альянса, особенно если есть частые совместные операции (битвы флотов, копательные опсы), где мемберы различных корпораций могут взаимодействовать друг с другом.

Существует естественный конфликт в интересах между СЕО корпораций и лидерами альянса. Сопротивление альянса бедственной ситуации непосредственно связно с его способностью сохранить идентификацию пилотов, и поэтому в интересах альянса убедить своих мемберов в том, что они ”мемберы альянса” в первую очередь. Но руководству корпораций необходимо чтобы пилоты корпорации слушали именно их, а не подчинялись альянсу. Даже в альянсе с чрезвычайно сильной идентификацией, корпорации часто проводят исключительно корпоративные мероприятия, для того чтобы сохранить свою уникальную самобытность. Большинство альянсов управляются аморфной структурой, состоящей из CEO корпораций, но некоторые корпорации, обычно наиболее сильные в военном плане, имеют больший вес, нежели остальные. Эти лидеры корпораций, как правило, влияют на более слабые корпорации в направлении все большей идентификации с альянсом, поддерживая при этом собственную корпоративную самобытность. Это напряженное состояние усиливается во время войны, поскольку более сильные корпорации призывают более слабые брать на себя тяготы конфликта. В каскаде, противостояние идентификаций корпорации и альянса взрывается, когда директора и пилоты прекращают думать о себе как о членах альянса, и начинают высматривать исключительно свои собственные корпоративные или личные интересы.

Изменение в идентификации происходит потому, что это – один из немногих легких путей избежать состояния беспомощности, за исключением полного ухода из игры. Пилот, который отождествляет себя с беспомощным альянсом, находящимся в каскаде, начинает сам испытывать состояние беспомощности, и чтобы выйти из него ему нужно поменять свою идентификацию. Вместо того, чтобы быть членом терпящего неудачу альянса, он начинает считать себя мембером совершенно эффективной корпорации в альянсе, достигшем полного краха. Логически обосновав это, он освобождается из состояния беспомощности и убеждает себя в превосходстве над пилотами, состоящими в других корпорациях.

Чем сильнее пилоты вбиваются в состояние беспомощности от длительной бедственной ситуации, тем сильнее смещается их идентификация от альянса. Растет давление на директоров корпораций со стороны недовольных мемберов, предлагающих уйти от этой безобразной ситуации и покинуть альянс, и это давление усугубляется напряженностью между CEO корпораций и лидерами альянса. Крах становится неизбежным, так как личная враждебность растет, и корпорации начинают спокойно эвакуировать свои активы, без ведома остальной части альянса. Это – фаза, в которой начинается внутренняя борьба внутри альянса, так как корпорации обвиняют друг друга (или их союзников, другой популярный козел отпущения) в их поражении. Например, когда Band of Brothers делали заявление о своем поражении в Великой войне, они утверждали что были ”жертвенным агнцем” для их союзников.


Фаза Пятая: Крах и перерождение

Есть значительная боязнь запятнать себя позорным клеймом корпорации, покинувшей альянс “слишком рано”, так что крах альянса к концу failure cascade напоминает каскад лавины. Никакая корпорация не захочет быть первой на этом пути, и как только первая корпорация наконец-то проявляет мужество (или, чаще всего, находит оправдание своему поступку в том, что они были обижены лидерами альянса) покинуть альянс, по их пути быстро следуют те, кто еще сдерживался. У краха есть невероятная инерция, поскольку он дает корпорациям свои собственные мотивы для того, чтобы выйти из альянса, даже если они не имели первоначально таких намерений. Оставаться в альянсе, который полностью свалился в каскад чрезвычайно опасно, поскольку у него больше нет военной мощи, так как большинство корпораций уже ушли, и нет никакого позора в том, чтобы тоже уйти. Часто в развалившемся альянсе остается небольшое ядро корпораций, обычно это те корпорации, которые прежде владели наибольшей властью в объединении.

Альянс после развала имеет два пути помимо полного роспуска. Он может попытаться обжиться в незахватываемых-нпц-нулях, утверждая что “теперь мы свободны от оков ПОС-войн”. История полна альянсов на дне каскада, ушедших в нпц-нули, и обещающих вернутся, но окончательно распавшихся через несколько месяцев. Смысл существования альянса в нулях состоит в том, чтобы удерживать захватываемый космос, и после того как альянс лишается этого, большинство корпораций поверженного альянса часто просто не находят общих интересов, чтобы и дальше держаться вместе. Кроме того, есть существенное общественное позорное клеймо, связанное с каскадными альянсами, и обычно процесс каскада сеет значительные семена вражды между оставшимися корпорациями.

Другой вариант действий для такого альянса заключается в том, чтобы стать эмигрантами, и в составе оставшихся после каскада корпораций улететь жить на территорию более сильного и стабильного союзника. Вероятность выйти из каскада в этих условиях фактически зависит от того, насколько терпелив альянс, предоставивший им территорию для проживания. И не только потому, что альянс-беженец больше не страдает от прежних невзгод, но и также потому, что наличие союзников, помогающих поверженному альянсу, чрезвычайно обнадеживающий фактор (и весьма редкий).

В любом случае, воздействие на прежние корпорации и их пилотов после каскада минимально. Большинство альянсов в Еве заканчивает тем, что разрушаются из-за вражеского вторжения, и если этот опыт был травмирующим, проигравшие массово прекращают играть в игру. По правде говоря, подобный опыт всегда травмирует, если судить по постам, оставленными беспомощными пилотами в моменты их страданий. Но сбежав от беспомощного состояния и их поверженного альянса, на помощь приходит умиротворяющий бальзам обоснований своих поражений, и воспоминания услужливо корректируются. Такие пилоты помнят, что они принимали участие в выдающейся битве и никогда не теряли надежды, и именно парни из “вон той” корпорации и разрушили все. Независимо от обстоятельств, в каскаде всегда виноват кто-то другой.


Защита против Каскада

Лучшей защитой против каскада, которую я нашел, является монолитная структура альянса, где “альянс” означает одну корпорацию. Намного сложнее ввергнуть в каскад одну корпорацию, чем целый альянс, поскольку CCP создали корпорацию как диктатуру с абсолютной властью. Альянсы имеют конкурирующих лидеров корпораций и множество различных интересов; в монолитной корпорации возможно и будет некоторое количество внутренней борьбы и интриг, но гораздо меньше, чем в аморфной структуре управления альянсом несколькими корпорациями. Единственным примером монолитного альянса, который я знаю, является Goonswarm, состоящий из корпорации Goonfleet, и нескольких других, намного меньших корпораций. Вместо того, чтобы иметь раздел власти между многими CEO корпораций, у монолитного альянса всего один лидер, и согласие или участие меньших корпораций (хотя и весьма полезное) не является стратегически необходимым.

Также полезно иметь этническую, национальную или национально-культурную уникальность за пределами игры, чтобы связать пилотов в их идентификации с альянсом. В Еве множество этнических организаций, и они имеют тенденцию быть более стойкими к провалу в каскад, чем неэтнические образования. Чем меньше этническая группа, и чем на более изолированном языке они общаются, тем сильнее защита против каскада. В настоящее время, российские и немецкие игроки имеет множество альянсов на выбор, к кому они могли бы присоединиться, таким образом, потребность придерживаться какого-то определенного альянса минимальна. В отличие от них, существует только один польский альянс, и, возможно, два венгерских. Эти пилоты весьма заинтересованы в процветании и развитии своих альянсов.

Практически, это означает, что монолитный или этнический/национальный/культурный альянс может неоднократно сваливаться в состояние беспомощности, но ему очень трудно сместить идентификацию и развалиться.
Что, черт возьми, за Психологическая Чушь

Это все походит на ненаучную фигню? Так и есть! Это – просто анекдотическая теория, которую я вытащил из своей задницы, базирующаяся всего лишь на обширных наблюдениях, и вы можете не верить мне просто потому, что я – очевидный и предубежденный приверженец Goonswarm’а. Несмотря на это, все остальное, что я изучал о беспомощности, обоснованиях, неудачи в познании и неспособности людей предсказывать свое будущее состояние, было подвергнуто суровой проверке и взято из поведенческой экономики и психологии. Вот некоторые ссылки об подобного рода исследованиях, чтобы помочь вам потратить свободное время на работе и/или избежать общих ошибок, таких как стойкая вера в классическую экономику и/или теории о свободе воли.

Автор статьи - The Mittani
Выражаю благодарность порталу clanner.ru за предоставление материала.
 

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь

После регистрации вы сможете оставлять сообщения

Зарегистрироваться

Создайте аккаунт в нашем сообществе. Это просто!

Войти

У вас есть аккаунт? Авторизуйтесь здесь!

Сверху Снизу